January 10th, 2011

виолончель

А ты мне нравишься

Я не всегда обладала королевским терпением, лет до 16 я не умела ждать. Если мне очень нравился молодой человек, то я могла подойти и сказать это. И да, мне было все равно что он подумает. Главное, что я не ждала когда он первый подойдет ко мне. Потом у меня появились первые отношения, мы часто ругались, я постоянно извинялась, но тут наступил предел и я как-то 2 недели терпела, чтобы до него дошло как я ему дорога как без меня плохо.
После того случая не могу подойти к мужчине и проявить симпатию, да я согласна теперь до упора терпеть, даже если он не подойдет, не заговорит, не напишет, не позовет в кино — я это вряд ли сделаю. Так к чему я это.
Иногда мне кажется что я должна была быть Вангой, чтобы угадывать кому я нравлюсь. Самым большим шоком для меня была ситуация, когда один знакомый напился до чертей и сказал, что я ему нравлюсь, но он страшно боялся ко мне подойти. Или мой знакомый по ученическим будням 3 года ждал момента когда меня позвать в кино. А потом через год позвонил и сказал, что я самая-самая. Актуально мне это уже не было. И так было не раз и не только у меня.
И я всегда считала мужчину сильным полом, который может подойти или написать девушке, что ты мне нравишься. Нет, как минимум девушка должна угадать что нравится, а как максимум сама его потом позвать куда-то.
И я не спорю, что есть решительные мужчины, мне сразу вспомнился мальчик в клубе, в Твери, который сразу взял быка за рога, меня за попу, но был послан далеко, но почему-то я знаю заповедник нерешительных лиц и тел мужского пола.
Вывод: Я все равно не хочу никому писать и звонить первая, никуда звать. Я фея.
зимний хрю

Закрытые пространства (с)

Это неестественно, когда каждую минуту, каждую секунду ты весь, каждая молекула в тебе хочет взорваться, хочет лопнуть, потому что все они наполнены этим чувством и оно не ослабевает. И как нарыв. Как флюс. Один большой флюс.